Публицист Виктор Авотиньш взял интервью у композитора, депутата нескольких созывов Имантса Калниньша для газеты Neatkarīga. В этот раз, по словам автора, они беседовали больше не о музыке, а о прозе жизни, пишет Press.


— Если бы вам нужно было описать Латвию музыкально, в каком жанре вы бы это сделали?

— Я не знаю. Вряд ли это был бы какой-то из академических жанров. В большей или меньшей степени, если мы говорим о времени и объеме государства, то, наверное, симфония бы подошла. Гимн — это жанр-лозунг, жанр-логотип. Сложно описать страну в каком-то одном жанре, потому что Латвия в каждый момент времени включает в себя столько параметров, что каждый гражданин страны должен что-то писать всю жизнь.

— Перейдем к прозе. Вы недавно сказали, что у Евросоюза нет будущего. И что Латвия опять вступила в колхоз, что сейчас «политика Латвии есть ничто иное как обслуживание наднациональных интересов» (Diena, 11.07.2018.). И потому вам кажется, что все равно кого выбирать, потому что мы как были обслугой, так ею и остались. Разве не мы сами являемся причиной тому?

— Конечно — одна из причин этой ситуации — мы сами. И еще причина в тех постоянно конкурирующих в мире персонажах, которые сильнее и больше нас. Это вторая причина. Мы в мире не одни, и потому мы не можем делать, что захотим. Да, первая причина — это мы сами. Хотя... этих «мы сами» я просто не наблюдаю. Я много думал о том, что можно было бы отнести к латышам — приспособленчиство, коллаборациони́зм, называйте это как хотите, но история показывает, что латышам годами, веками приходилось подстраиваться. Подстраиваться под тех, у кого на тот момент была реальная власть. Все время подстраиваться под другого. Так что... я не назову это талантом, но назову это такой выработанной способность подстроится под обстоятельства, чтобы выжить. И это продолжается и по сей день.

— Я не думаю, что сказать «мы сами» можно так просто и однозначно. Сейчас мы, как государство, все же больше независимы, чем зависимы. И за это время выросло новое поколение, и если вы говорите, что европейская система ценностей банкротировала, то, что мешает нам создать свою систему ценностей и начать заботится об общем благе? Если уж мир на самом деле создан для того, чтобы быть умным и справедливым.

— Что нам мешает? Мешает то, что у нас не было возможности работать на наше собственное благо. В какой-то степени этот шанс был предоставлен Первой латвийской республике. Но находясь в составе СССР, и сейчас, находясь в составе ЕС, у нас просто нет шансов работать на собственное благо. Нашу экономическую активность определяют законы и требования, которые не позволяют конкуренции между странами-участниками. В рамках этих законов экономическим парадом командуют сильнейшие страны-участницы ЕС.

— Но если у нас есть самосознание первой, второй или третьей Атомоды, что мешает нам показать свое, независимое мнение даже в этих обстоятельствах?

— В этих обстоятельствах это совершенно невозможно. Потому, что мы не можем принимать свои самостоятельные экономические решения. Потому что у нас просто нет такого права. Мы же вроде как состоим в ЕС и так далее...

— Но разве таким отношением мы не ослабляем будущие перспективы нашей страны?

— Конечно, ослабляем. Мы уничтожаем эти перспективы. У нас нет перспектив. Нам в этой ситуации остается вегетировать...

press.lv