30 лет назад, 8 октября 1988 года было основано политическое движение Народный фронт Латвии, выступавшее за независимость и выход страны из состава Советского Союза. О больших достижениях и больших ошибках Народного фронта в программе Латвийского радио 4 «Домская площадь» рассказал один из основателей движения, писатель и сценарист Владлен Дозорцев.


«Никому не обещали "нулевой вариант"»

Когда речь заходит о Народном фронте, наиболее частые споры возникают по поводу так называемого «нулевого варианта» — считается, что на втором съезде организации в 1989 году было зафиксировано, что гражданство будет предоставлено всем постоянным жителям Латвии, заявившим о своем желании обрести таковое и связавшим свою судьбу с латвийским государством.

В беседе с радиостанцией Дозорцев опроверг факт таких обещаний.

«Это не совсем точно. Ни в одном из документов Народного фронта не сказано о том, что будет какой-то «нулевой вариант». Это была настолько горячая картофелина, что ее откладывали и откладывали до решения о восстановления института гражданства. Нигде не это обещалось. Может быть, на каких-то встречах с избирателями кто-нибудь мог обещать, но официально ни в одном документе такого обещания нет, к сожалению», — подчеркнул бывший лидер Народного фронта.

По словам Дозорцева, он и сам оказался пораженным в гражданских правах.

«Вопрос, о котором Вы говорите, до сих пор меня беспокоит. Это самое большое мое переживание, это самое большое мое личное поражение в моей политической карьере. Население Латвии было разделено на граждан и неграждан, и я оказался в числе неграждан — я ведь тоже потерял гражданство после восстановления института гражданства первой республики, не мог баллотироваться в пятый Сейм. Только когда я получил это гражданство много лет спустя, я мог баллотироваться в шестой Сейм. Так что я вместе со всеми пострадал и вместе со всеми моими идеями.

У меня была другая конструкция решения вопроса о гражданстве, но Вы понимаете, не все проходит. Демократия имеет свои минусы. Есть система голосования, она привела к тому, что вот этот вариант — изоляционистский — прошел. Я до сих пор сожалею о том, что так получилось, и сам пострадал», — отметил Дозорцев.

Идеи Народного фронта сегодня

Несмотря на появление института неграждан, Дозорцев, тем не менее, гордится достижениями Народного фронта. Сожаления, впрочем, тоже есть.

«Никакого разочарования в этом смысле не испытываю. Была восстановлена независимость государства, которая была потеряна в событиях 1939-1940 годов, ее надо было восстановить. Была ликвидирована монополия компартии. [...]

Рыночная экономика утвердилась, как мы и хотели. Другое дело, что тогдашние романтические наши представления теперь звучат странно — мы предполагали в то время, что жизненные социальные стандарты будут сравниваться с европейскими знаительно быстрее, лет за 20. Но они до сих пор не выровнены. Только несколько лет назад ЕС поднял этот вопрос как серьезную проблему. [...]

Сожаления, конечно, есть — не все получилось. Ну да, в то время многое было осмысленно как некие романтические идеи. Но некоторые из них даже опередили время. Например, обсуждался процесс выхода из состава СССР как период в 17-20 лет. Тогда это звучало как фантастика. [...]

У меня была встреча с Ельциным в Москве прямо перед вильнюсскими кровопролитными событиями.

Я с ним говорил не только о союзном договоре, но и о многих других вещах. Он тоже не говорил о возможности такого скорого выхода из состава союза балтийских республик. [...] Он тоже, скорее всего, предполагал, что если это будет быстрый процесс, то он будет кровопролитным. А никто не хотел никакой крови. Основное достижение этого времени и Народного фронта в том, что большие социально-политические перемены в Латвии произошли мирным путем», — сказал Дозорцев.

Политика в современной Латвии

По просьбе радиостанции Дозорцев прокомментировал современную латвийскую политику.

«Она такая же, как и была тогда. Другое дело, что с течением времени вылезли на ведущие посты в государстве люди, не очень-то знакомые с тем, как произошли эти большие перемены, заботящиеся о своем кармане — это другое дело. Но Латвия вошла в систему европейских народов, Латвия стала равноправным государством — то, чего мы и хотели», — заключил Дозорцев.